Наследие улицы Невской

0
65

Улица Невская считается самой первой улицей, возникшей в поселении (ныне город Родники) вдоль русла речки Юкша. Люди всегда селились у рек для обустройства своего быта, ловли рыбы, посещения по воде соседних населенных пунктов с целью торговли и обмена товарами, для обозначения границ своего места проживания.

Кроме того, улица Невская, даже в очень давнее время, вероятно, еще и без имени, была уже необходимым торговым путем, связывающим населенные пункты в разных направлениях: Лух – Филисово – Родники – Острецово, или Шуя – Васильевское – Парское — Родники – Кинешма. Дороги всегда шли через населенные пункты, чтобы путники могли подкрепиться, утолить голод и найти ночлег. Иногда люди шли пешком на очень далекие расстояния на заработки, за товаром и солью, не имея средств передвижения. Географически удобные места расположения, наличие родников, благодатная земля и торговые связи играли основную роль в развитии и процветании населенных пунктов. Улица Невская одна из самых протяженных в городе. На ней выстроено 83 дома (так показала карта со спутника). Улица дважды разделена важными дорогами: центральным выездом из города, где сходятся Народная и Юрьевецкая улицы, и Тезинской улицей – бывшей старой дорогой на Вичугу.

Пройдитесь по самой древней улице города. Старые домики Невской улицы хранят в себе немало тайн и не спешат открывать их людям. Уже ушли  поколения долгожителей – коренного населения жителей улицы позапрошлого века, которые могли бы поведать историю далекого времени. Но кое-что еще могут рассказать нам люди военного времени – дети войны, которых остались единицы. Своими воспоминаниями с нами любезно поделилась Анастасия Павловна Данилычева. Она и ее сестра – последние старожилы улицы, поэтому так ценны все их воспоминания.

Известно, что с середины 19 — начала 20 века,  с  бурным развитием фабричного производства в селе Родники и начавшимся духовным просвещением селян, возрождением новой каменной Ильинской церкви, Невская улица стала приобретать современный облик. Росли большие, добротные деревянные дома церковных служителей, учителей, обслуживающего персонала усадьбы Красильщиковых и той первой интеллигенции развивающегося капиталистического строя, формирующегося на разрушающейся системе российского самодержавия.

Вот какую интересную историю рассказа при встрече А.П. Данилычева. Отец маленькой Насти, Павел Васильевич Беляков, приехал в Родники по настоянию его сестры, проживавшей на улице Невской. Семья Беляковых спешно продала дом в деревне под Ростовым Великим на озере Неро и купила дом рядом со своей родней. Огромный дом № 14, рассчитанный на большую семью сразу понравился деловому крестьянину за его добротность и не очень высокую цену. Дом был построен в 1895 году.

Строил этот дом Яков Титыч Кочетов. Он был церковным старостой Родниковской церкви Ильи Пророка. Его сын, Кочетов Николай Яковлевич, был  хорошим учителем. Уехав по приглашению в Иваново, он купил там дом на деньги от проданного семье Беляковых  своего дома. В доме долго хранились уникальные толстые церковные книги, в кожаных переплетах, с обложками, украшенными металлом и древними запорами, пока сын Якова Титыча не перевез их постепенно в Иваново. Он заготовил для отца большой тумбовый крест, который много лет стоял во дворе новых жителей, пока Николай не установил его на могиле отца.

Дом церковного старосты был очень добротным, теплым, с двойным накатом потолков и двойным полом, большой изразцовой печью. Зимние рамы с тройными стеклами и с войлоком по краям, для утепления в зимнюю стужу, надежно защищали помещения в холода и хранили тепло замечательной русской печи.

В большом хозяйстве старосты было несколько лошадей, коровы, а постройки сзади дома: амбары, двор, погреб, навесы говорили о зажиточности хозяев. У Якова Титыча всегда работали наемные работники. При копке огорода не раз потом находили монетки, крестики, которые, видимо, терялись при тяжелых работах. Перед домом были широкие ворота, а с другой стороны рос чудесный сад с культурными яблонями, грушами, вишней, кустами смородины. Множество пчелиных ульев стояло в саду. На другой стороне Юкши разрастался молодой липовый сад на приусадебной территории Красильщиковых. Сегодня эти огромные вековые деревья практически вырублены, и только в Летнем саду еще можно их кое-где встретить. Когда цвела липа, окружающее пространство наполнялось неповторимым запахом лета, чарующим благоуханием природы. Сад занимал более 15 соток. Столько же соток занимал сам дом с постройками и огородом по склону к речке. Река была незаменима при поливе огорода. Воду для питья  и приготовления воды носили  с родника. Со временем в левой части улицы появился колодец для домов, удаленных от родника. Но основная часть жителей улицы, по-прежнему, брала воду с родника. Так продолжалось до начала 60-х, когда стали проводить водопровод по улице к дошкольным учреждениям и на 2-ой Рабочий поселок. Даже позднее, люди, привыкшие ко вкусу родниковой воды, приходили к церковному пруду со всей округи. Когда в городе отключали воду, население с бидончиками становилось в очередь за бесплатной, освященной когда-то Тихоном Лухским, чистой водой из родника.

После революции  уникальный сад был заброшен и постепенно исчез. Территория сада пришла в запустение, и наследник Якова отгородил бывший сад от дома заборчиком. Территория дома  стала меньше, а по бывшему саду пролегла тропка к Юкше. Сад стал как бы ничейной землей. Семья Беляковых, купившая дом у Николая Кочетова, была очень рада, что рядом с домом протекает пусть маленькая, но речка.  Без подсобного хозяйства было не прожить и огород обрабатывали каждый год.Деревня Борисовское, из которой приехали крестьяне, расположилась среди сел Сулость и Угодичи напротив Ростова Великого за озером Неро. Хозяин, Павел Васильевич Беляков, 1903г.р., был участник двух войн (1939-1940 и 1941-1945 г.г.) С множеством медалей и орденом Красной Звезды воин шел домой в сентябре 1945, контуженный, дважды раненый в грудь, с пробитым легким и ранением в ногу.  В темноте его ссадили с грузовика почти у края лесного болота перед домом войны. Это самое опасное время, когда темная вода сливается  в сумерках с горизонтом и грязью на дороге. В  сгущающейся темноте Павел провалился в трясину. Кричать и звать на помощь было бесполезно. Он сам еле выбрался из болота и пришел домой к матери весь сырой. Солдат получил двухстороннее воспаление легких. Бабушка Екатерина переодела сына в сухое  белье и с братом привела Павла домой к жене. Озеро у Ростова Великого вытянуто в длину (21 км) и имело в то время разную глубину. Деревня находилась на другой стороне озера, где более низкое место. Эта заболоченная низменность и стала тяжелым испытанием для Павла, прошедшего все пять лет через войну и чуть не погибшего у родного дома. В годы войны, когда бомбили Ярославль, все дома обходили ответственные дежурные и требовали гасить лампады, чтобы ни одного огонька не было видно. Отец болел долго и мучительно. Семья, перенесшая все тяготы войны, готовилась к худшему. Чтобы выходить мужа, жена, Глафира Андреевна (1902г.р.), на последние деньги купила корову и настоем молока с медом отпаивала мужа. У Глафиры Андреевны было больше пяти детей: первый сын 1928 года рождения умер в младенчестве. Летом для заготовки корма скотине на зиму выгоняли на работу всех колхозников. Женщины вынуждены были выходить на работу  с наступлением младенцу возраста 3 месяца. В поле работали от зари до зари. В жаркое лето малыш не вынес температурного режима и умер от диареи. В те годы детская смертность была обычным явлением. В 1930 году родилась Римма Павловна. В 1937 году – Анастасия, затем Евгений (1939 г.р.), а после войны – Борис (1947 г.р.). В войну детей спасли две козы: рогатая Муська и комолая Люська, которые поддерживали здоровье семьи в самое тяжелое и голодное время. Маленькая Настя встречала коз из стада и загоняла домой по мосточкам через канаву. Однажды после грозы, когда канавы наполнились водой, спокойная Люська как обычно  тихо прошла по мосточкам, а упрямая Муська рогами свалила 4-х летнюю малышку в канаву. Подоспевшие люди вытащили тонущую девочку из воды.

В Родники семья переехала, когда младшему не было даже года (1947г). В колхозе отец и мать работать уже не могли из-за потери здоровья, а отсутствие зарплаты у колхозников заставляло их покидать родные места. В войну девчонки-сестренки 11 и 4 лет, помогая матери, возили в соседнее село Угодичи молоко во флягах на быке.  Однажды в жару бык захотел пить и по крутому склону спустился с телегой  к реке. Тяжелые фляги с молоком съехали в одну сторону и чудом не задавили детей. Затем бык сам выбрался на дорогу и пошел по известному маршруту. Есть сложить весь трудовой стаж Анастасии Павловны с учетом работы в годы войны, он составит более 50 лет. В деревне была начальная школа 4 класса, а потом дети ходили учиться в ближайшее село.

Сестра отца не зря выбрала дом на улице по соседству. Очень часто родственники селились рядом, чтобы в трудную минуту помогать друг другу. Отопление  в то время везде было печное, и дрова дети пилили вручную с отцом Павлом.  Родители устроились на работу на комбинат «Большевик», и жизнь потихоньку налаживалась. Летом подростки ходили купаться на Ганинские пруды к Гордяковке целой дружной толпой с улицы и брали с собой малышей, которых не с кем было оставить. В Церковном пруду вода даже летом была холодная. Два ключа били в центре пруда.  Еще холоднее была протечная вода рядом в Мытилке, где женщины постоянно полоскали белье и жаловались, что руки просто сводит от холода.

После войны хлеб в центре города жители получали в окошечке у ларька рядом с  Зеленым магазином. Здесь самими хитрыми оказались дружные жители из казармы у бани, жившие на улице Советская, 10. «Номерские», как их звали горожане, занимали очередь с ночи, и пока они все не пройдут, другие люди с близлежащих улиц не могли получить хлеб. Когда становилось холодно – «номерские» грелись рядом по очереди у себя на огромной совмещенной кухне, другие жители бегали греться домой или к знакомым, а дети, занявшие очередь, разогревались в парке пред клубом им. Ленина на шикарных высоких гигантах.

Глафира Андреевна Белякова проработала оставшуюся жизнь на комбинате. С возрастом ее стало подводить зрение. Глаукома и отслоение сетчатки прогрессировали.

С большой благодарностью ее дочь, Анастасия Павловна, вспоминает работников нашей больницы: врача Николаева и Нину Яковлевну Муратову, медсестру, воевавшую на фронте, которая долгое время в отсутствии врача принимала больных, была очень опытным глазником и удивительно интеллигентной и доброй женщиной. Врач Николаев, даже переехав в Иваново, брал Глафиру к себе  в больницу на лечение, чтобы поддержать слепнувшую женщину. Все годы полной слепоты дети всегда заботились о матери и поддерживали ее до конца жизни. Улица Невская потихоньку теряла своих старожилов, сберегая тайны для будущих поколений.

Продолжение следует…                                                                         Л.Котова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here