Тайны села Бортницы. Часть 2. Василий Бобров и его семья

0
82

Самым известным из детей Владимира Боброва стал его сын — Василий Владимирович Бобров. Родился Василий в 1891 году в самом конце XIX века.
Ему очень повезло в жизни тем, что он не только вернулся домой живым участником Первой Мировой войны, а еще и Георгиевским кавалером.
Три серебряных Георгиевских награды сияли на груди жителя Бортниц.

Георгиевские кресты вручались солдатам за особую храбрость и отвагу. За крест солдат получал жалованье на треть больше обычного. За каждый дополнительный знак его жалованье прибавлялось на треть, пока оклад не увеличивался вдвое. Прибавочное жалованье сохранялось пожизненно после увольнения в отставку. Его могли получать вдовы ещё год после смерти кавалера. Награждение Геогриевским Крестом по «приговору роты» (с учётом мнения товарищей) ценилось в солдатской среде больше, чем полученные награды по представлению командира.
Награжденному солдатским Георгием полагалась льгота: запрещение применения телесных наказаний. Пожизненные денежные поощрения кавалеру Георгиевского Креста помогли Василию по возвращению домой создать семью и построить дом.
Из воспоминаний членов семьи Василия Владимировича известен лишь один эпизод получения последней награды. Отважный, умный и сообразительный юноша был сразу замечен командованием на фронте за удивительное самообладание, храбрость и направлен в разведку. Нужно было срочно получить данные о расположении и передвижении вражеских войск. Задание было выполнено, но при возвращении наши разведчики столкнулись с немецким отрядом и были обнаружены. Завязался бой. Разведчики уничтожили офицеров и почти прорвались к линии фронта. При их преследовании пуля зацепила друга Василия, и ему пришлось нести товарища на себе. На передовой рвались снаряды, и один из осколков пронзил ногу Василия. Раненый, он ползком дотянул товарища до своих и передал добытые важные сведения.
Рана была серьезной. Василия отправили в госпиталь под Одессой, где он проходил длительное лечение и реабилитацию. Здесь и вручил ему третий Георгиевский Крест сам государь Николай II. Выздоравливающий Василий часто прогуливался с наградами на набережной, где на рейде стояли корабли союзников.


Общительный деревенский паренек быстро нашел общий язык с французскими моряками, а те пригласили его на корабль, провели экскурсию и подарили на память шампанское. Василия поразил вкус заморского вина. Он выменял у французских друзей еще несколько бутылок и привез их в родительский дом. Шампанское помогло выжить семье Василия в самый тяжелый голодный период, когда он после ранения не мог работать. Зажиточные знатоки вин давали Василию за каждую бутылку несколько мешков с зерном. Прямой и честный, он пользовался большим авторитетом среди односельчан. Красивый, видный, с лихими усами и боевой выправкой Василий был завидным женихом для многих девушек села.
Вскоре Василий женился на селянке Филатовой Александре Иосифовне. Они построили дом. По порядку улицы он был четвертым от реки. Сейчас он первый, так как другие дома обветшали и были разобраны. Дом строили на века — огромный, добротный, с резными наличниками и деревянной каймою на террассе, крыльце и по карнизу крыши, с двором и воротами для заезда лошади сзади и спереди дома. У двора был большой навес с террасой для разгрузки товара и сельхозпродукции. В большом доме все было просто: стол, лавки, стулья, кровать, большая печь, где спали дети.
У Василия Владимировича было восемь детей: пять сыновей и три дочки. Старшего Леонида (1920 г.р.) убили на войне в 1941 г., самый младший умер в младенчестве после раскулачивания семьи. Мать Александра голодала, была сильно истощена и не могла поддержать малыша своим молоком. Остались Геннадий (1924 г.р.), Аркадий (1926 г.р.), который восстановил храм, и самый младший Николай (1932 г.р.) Он уехал по призыву в армию на Дальний Восток, отслужил, женился и остался жить там, где восходит солнце.
Дочь Зинаида (1922 г.р.) вышла замуж в Зименки (Боброва-Аристова), была хорошей портнихой.
Дочь Валентина (1928 г.р.) (Боброва-Докторова) вышла замуж за хорошего парня из соседней деревни Кузьмино, бригадира РМЦ прядильного производства. Сама она получила образование врача-ветеринара, но с переездом в Родники ушла в производство на ленточные машины, а потом перешла в бухгалтерию комбината «Большевик». На заработанные деньги молодые строили дом на Одесской улице. Жить было очень тяжело. На строительство дома уходили почти все средства. Семья выживала практически на хлебе и воде. Семейная пара была стройнее березок. Муж покупал жене рыбий жир для поддержания здоровья и воспитания дочки-малышки.
Младшая сестра Капитолина Васильевна (1930 г.р.) вышла замуж в Родники. Она закончила бухгалтерские курсы, стала опытным бухгалтером, а позднее работала главным бухгалтером при А.Н.Смолине в горгазе и имела очень высокий авторитет.
Сын Геннадий женился на женщине из Дворянского, воспитал трех ее дочерей и вырастил свою дочку, прожил до 84 лет. Когда при пожаре дом в Дворянском сгорел, Геннадий с семьей переехал в Родники. Последние годы жил в Иванове. Он закончил Шуйский индустриальный техникум.
Сын Аркадий Васильевич, прожил всю жизнь в Бортницах. Он не был женат, закончил Шуйский индустриальный техникум, работал заправщиком, потом помощником мастера на комбинате «Большевик». Трудился Аркадий до пенсии на самых трудных комплектах, на которые ставили безотказного, молчаливого и скромного мастера. Он никогда ни на кого не обижался, ни с кем не выяснял отношений даже после глупых выходок рабочих. Его терпение казалось безграничным. Вместе с отцом Василием они берегли храм. Так Аркадий выполнял все Божии заповеди. С 1986 года он уже жил безвыездно в Бортницах, посвящая время молитвам и поддержанию храма в порядке.

После революции грамотного, решительного и справедливого Василия Боброва избирали председателем сельсовета. В годы насильственной коллективизации Василию предстояло решить вопрос об организации в селе Бортницы колхоза.
Собрание сельского схода высказалось отрицательно в отношении колхоза. Это решение не понравилось Родниковскому исполкому. Несогласных решили наказать, но Василий отказался написать списки голосовавших против колхоза. Его крылатая фраза: «Я не Иуда!» всегда хранилась в памяти селян. Председателя сняли с должности. Понимая всю шаткость своего положения, Василий собрал вещи и уехал из села в Москву к фронтовому другу.
Так он думал избежать беды для своей семьи, но ошибся. У семьи изъяли все, что можно было забрать вплоть до съестных запасов, увели со двора скотину и лошадей. В доме остались только стол и лавки. Семья голодала, а Василий, работая в артели, надеялся, что о нем забудут.
Он вернулся перед войной и был избран церковным старостой. Селяне очень берегли свой храм и второй отказ в 1940 году снять железо с крыши Успенского храма для ремонта крыши городского архива стал для семьи Бобровых еще одним компроматом. Спасло только то, что весь народ села высказал открытое возмущение против решения властей. Храм временно оставили в покое. В годы Великой Отечественной войны в храме шли службы. Почти из каждой семьи села на фронт ушли деды, отцы и сыновья. Власти не мешали верующим. За воинов молилась вся страна. Воевали на фронте и два сына Василия. Леонид погиб, а Геннадий вернулся живым с ранением.
После войны на Василия вновь поступил ложный донос. Его арестовали и дали 4 года лагерей. Освободили Василия сразу после смерти И.В.Сталина. После его возвращения в село усиливается компания по разрушению церквей в районе. Уже сносят храмы в селах Воронцово, Новинском, в Родниках. Чтобы спасти храм от сноса, Василий Бобров предлагает организовать в его помещениях музей истории села. Так до 1961 года храм был в сохранности, пока не разрушили красавицу-колокольню. Много трудностей вынесли верные друг другу Василий и его жена Александра. Никогда она не попрекнула мужа за его честные поступки, от которых страдала сама и страдали дети. Родители были верующими людьми, любили свое родовое гнездо и берегли Успенский храм. Александра умерла в 46 лет, а сам Василий — в 86 лет (1977 г.). Остаток жизни отец Василий прожил с сыном Аркадием, передал ему свою веру, все сбережения и навыки пчеловодства. Мужчины много работали, содержали огород и скотину.
В роду Бобровых все были долгожителями: дочь Зинаида умерла в 91 год, сын Геннадий — в 84 года, Аркадий – в 82 года, дочь Валентина – в 84 года, дочь Капитолина – в 86 лет, младшему Николаю сегодня 86 лет. Залог их долголетия – в здоровом образе жизни, без табака и алкоголя, работе на чистом свежем воздухе, соблюдении постов верующими людьми, питании натуральными продуктами: молоко, мед, яйца и мясо птиц, помогает и огромная трудовая закалка с утра до вечера.
Уже школьницей юная племянница Люба (дочь сестры Аркадия — Валентины) ездила с подругой на велосипедах 18 км, чтобы помочь мужчинам в прополке огорода. В то время не было асфальтированной шуйской трассы, и путь девушек пролегал через Малышево, Старое село, Балахонку, Курнапиху, лесом на Кузьмино и Бортницы. А зимой ходили пешком. Тропа была натоптана. Сам Аркадий Васильевич буквально торил эту тропу, когда в 3-00 утра шел на работу на комбинат. Сын ухаживал за больным Василием до его кончины в 1977 году. Ему, конечно, помогали и братья, и сестры, но перед смертью отец захотел жить только в Бортницах. Аркадий топил дом, ухаживал за пчелами и вел все хозяйство. Отец и сын копили деньги на восстановление храма. Жили они очень скромно, продавали мед. И это были основные накопления для святой цели. Они верили, что наступит то время, когда храм будет открыт для прихожан и восстановит свою былую красоту и мощь.
После смерти отца, когда храмы стали постепенно возвращать верующим, скромный Аркадий обошел все инстанции и добился разрешения открыть на селе Успенский храм. Он выполнил завет отца и вложил в храм все средства рода Бобровых!
Продолжение следует…
Л. Котова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here