КАК ТЕМА ДИССЕРТАЦИИ СТАЛА ОБРАЗОМ ЖИЗНИ

0
16

Сказитель былин Александр Маточкин посетил Ивановскую область.

…Уютная комната Кинешемского художественно-исторического музея. На столе две чашки с крепким чаем, в вазочке — конфеты. Передо мной — молодой мужчина с бородой и гладко расчёсанными на прямой пробор волосами, в льняной рубахе старинного покроя, подпоясанной плетёным поясом. Это житель деревни Лысцево, что в Тверской области, легендарный песенник и сказитель 40-летний Александр Маточкин. И к тому же, отец семерых (!) детей.
Александр — фольклорист, сказитель, человек, который более 20 лет возрождает русские сказания и песни, передававшиеся веками из уст в уста, из поколения в поколение. Об этом мы говорим за час до его встречи с посетителями музея, на которой он будет сказывать старинные предания и петь песни под гармонь. Кстати, гармошка тоже старинная, мастеровая, ручной работы.
— Александр, откуда пришла идея путешествовать по городам и весям, исполняя старины и песни? Кто Ваш слушатель?
— В конце 2013 года мне позвонил приятель и спросил: «Не хочешь ли былину рассказать? Тут, в Челябинске». Я говорю: «Давай, пришла, значит, пора». А я был тогда в Питере. Билет на поезд я не успел купить и двинулся автостопом до Челябинска; за трое суток дошёл, опоздав на 15 минут. А утром — в обратную дорогу. Там меня уже посадили на поезд.
После той встречи понял, что у людей есть интерес к былинам. С одной стороны, встречи помогают мне не забывать былины, потому что их надо постоянно сказывать. С другой — с былинами знакомится больше людей.
Многие если и слышали былины, то только отрывками, потому что, как правило, былины весьма продолжительны: и 20, и 40 минут, и час. Поэтому обычно на фестивалях и концертах исполняются только фрагменты.
Я отзываюсь на разные предложения и сказываю порою в необычных местах. Вчера, например, пел в Москве, в чайном клубе. Там слушала, в основном, молодёжь. Это хорошо. Сейчас большая проблема — нам встретиться.
— Ваш внешний вид, одежда в русском стиле — это лишь часть образа? В обычной жизни так не одеваетесь же?
— Почему же? Бывает, и одеваюсь, под настроение. Эта старинная русская одежда сочетается с теми сказаниями, которые я передаю, помогает настроиться слушателям. Самое сложное — настроиться. У меня за спиной уже сотни встреч. Первые полчаса, а то и час человек обычно просто не может сосредоточиться на сказании. Но постепенно успокаивается и тогда начинает что-то воспринимать.
Так вот пытаюсь перенести людей в мир устного традиционного слова, мир наших предков.
Эта культура, которую я передаю, она была привязана к крестьянскому быту. Поэтому иногда на встречах свет притушим, свечи поставим, чтобы постараться представить себя в русской избе.
Вот приходит человек 10-20, сядем за стол, нальём чайку, и так обычно проходят мои встречи.
В основном, всё, что я знаю — это народное творчество, я лишь носитель этой устной традиции, запоминаю сказания народа и рассказываю. Проблема в том, что даже в деревнях сейчас мало осталось тех, кто помнит былины, сказки, песни. Мне приходится работать с архивами, слушать и запоминать.


— Вы исполняете сказания под гусли?
— Пение былин под гусли — это миф. Гусли — это плясовой весёлый инструмент, под них пляшут. А серьёзные произведения — былины, баллады, духовные стихи русским народом под инструмент не исполнялись, веселье в этом случае было сдержанным.
Сам я запоминаю и исполняю сказания. Былины долгое время сохранялись по деревням в Архангельской области, Республиках Карелии и Коми. Поэтому в моей памяти, конечно, больше произведений, записанных на Русском Севере.
— А кто Вы по профессии?
— Я окончил Санкт-Петербургский государственный университет, учился на филологическом и историческом факультетах. Написал диссертацию об индивидуальных стилях трёх сказителей. Это Гаврила Вокуев, Еремей Чупров и Василий Лагеев, все они с реки Печора. Вот так тема диссертации стала образом моей жизни.
— И всё же, почему решили изучать и собирать именно былины?
— До 2007 года я перезанимался всем — пел, что только можно. Хотя у меня и голоса-то особого нет. А тут смотрю — почти никто былинами не занимается. На безрыбье и рак рыба, поэтому взялся. Надо кому-то делать…
— Александр, а много ли в России таких сказителей, как Вы? Знаете ли Вы их?
— Сказителей, которые умеют сказывать былины, следуя канонам русской народной традиции, наберётся сейчас не так уж и много. В целом ситуация с былинным эпосом нерадостная. Надо что-то делать, сохранять как-то, надо что-то придумывать. Я вот сейчас провожу занятия по сказительству: собираю людей, раздаю тексты, ставлю записи сказителей, и пытаемся со стариками сказывать. Люди приходят разные, прямо с улицы: программисты, филологи, скульпторы, кто угодно! Пробуют, интересуются. Но многое ещё предстоит сделать, как-то надо найти путь к сердцам людей.
Мы ещё много говорили о русских традициях, фольклоре, а потом я с удовольствием окунулась в чудесный мир старинного художественного слова под тихий певучий голос Александра, вещающий о подвигах наших русских богатырей — Дуная Ивановича, Дюка Степановича, Соловья Будимировича, Олёши Поповича, Вольги и Микулы и многих других.
Лишь изредка сказания прерывались народными песнями под гармонь. Зрители подпевали, сыпали вопросами, снимали на телефоны. Встреча уже шла два часа, а народ всё не спешил уходить из музея, за стенами которого бушевала метель.
Если кто-то заинтересовался творчеством Александра Маточкина, его можно легко найти в соцсети ВК.
Из автобиографии Александра Маточкина.
Родился в 1978 году в Североморске. С 1995 по 2012 год учился в СПбГУ. В 2005 году стал бакалавром лингвистики, в 2007-м — магистром филологии. Петь учился в фольклорном ансамбле СПбГУ. С 2013 года занимается сказительством, с 2017-го совершает сказительские хождения.
Слушала былины и песни
Е. Малкова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here