Чтобы помнили! История рода Калинкиных. Часть 2

0
23

Школу Юрий закончил с отличием и был награжден путевкой в пионерлагерь на Ворсино. Здесь же ежегодно в двухэтажном доме на горе отдыхали дети-сироты из детского дома.
Футбольные команды у школьников и сирот были сильными. Но в этот раз на защите ворот стоял Юрий Калинкин. Райки проиграли пионерам Ворсина. Дети-сироты плакали — ведь они привыкли побеждать. Но больше всего им хотелось получить торт, который всегда пекли победителям. Команда пионеров отдала свой торт сиротам. Этот день Юрий тоже запомнил навсегда.
Отец Юрия всегда мечтал, чтобы сын пошел по его стопам. Он еще при жизни передал ему практически все свои навыки, и сын в свои 17 лет прекрасно шил любые женские сапоги, обувь для офицеров и яловые сапоги. Но Юрий очень хотел учиться дальше и получить высшее образование. Первый раз он поступал в Текстильный институт, а второй раз — в Химико-Технологический институт, и каждый раз не хватало 1 балла (на место было в то время более семи человек). Юрий продолжал шить обувь, хорошо зарабатывал и снова готовился к поступлению в ВУЗ. Но в 1956 году он уехал вместе с одноклассниками в Рыбинское училище, в которое сразу был принят и окончил его с отличием по профессии токарь-универсал 5 разряда. По рекомендации его приняли токарем на Рыбинский моторный завод (ЗАО «Сатурн — Инструментальный завод»).
Это было секретное предприятие (почтовый ящик № 20), на котором делали газотурбинные двигатели для самолетов, судов и кораблей, позднее — турбореактивные двигатели и моторы к Минским тракторам. Юрий готовился поступать в МАИ, но отец начал ремонтировать свой дом №18 на 1-ой Огнестойкой улице. Он просил сына вернуться и помочь ему тесать бревна. Юрий вернулся в Родники и в 1958 году был принят директором Б.С. Броцкиным слесарем в красильное производство на комбинат.
По направлению комбината с группой родниковцев его направили учиться в 1960 г. в Ивановский текстильный институт им Фрунзе. В 1965 году Юрий закончил институт. Токарь высшего разряда, первоклассный инженер, практик в производстве, прекрасный чертежник. В ВУЗе ему неоднократно предлагали поехать на работу в Алма-Ату, в город Шахты Ростовской области и в другие республики СССР, но учил Ю. Калинкина наш комбинат, который очень нуждался в специалистах с высшим образованием.
После окончания института Юрий работал в ткацком производстве. В это время здесь шла огромная реконструкция оборудования (1965-1966 г.г.). При директоре В.Я. Тарарыкине при участии Юрия было заменено более 2000 ткацких станков. Платовские английские станки были заменены на современные АТ-140. Станки СТБ пришли намного позднее.
В ткацком производстве Юрий проработал до 1969 года. А еще в этот период Юрий Тимофеевич пел в хоре ОГМ, которым руководил известный талантливый руководитель Александр Михайлович Жуковский, ездил на областные соревнования по пулевой стрельбе, имел официальный 4 разряд по шахматам, присужденный журналом «Смена», получал дипломы и грамоты, любил лыжные соревнования и поездки на отдых с коллегами по работе. Он был назначен командиром СНАВР (спасательные и неотложные аварийно-восстановительные работы ГО и ЧС), имеет значки Отличника гражданской обороны, Победителя соцсоревнования и звание «Ветеран труда». Самым ценным подарком от друзей стали шахматы из слоновой кости.
В начале 70-х реконструкция комбината была практически на пике. В новых помещениях красильно-отделочного производства планировали установить современное японское оборудование. В 1978 году при директоре Л.С. Симонове Ю.Т. Калинкина, как механика, лучшего токаря и как человека, внесшего целый ряд ценных рацпредложений по совершенствованию работы текстильного оборудования, направили в Японию. Контракт был заключен на изготовление и поставку оборудования — машин фирмы «Вакаяма» на 2 млн долларов для вновь построенной красильной фабрики. Японские машины были более совершенными и экономичными, чем советское оборудование, отвечали высоким требованиям техники безопасности, санитарно-гигиеническим условиям труда и техники противопожарной защиты. Все поточные линии имели удобную и рациональную конструкцию органов управления, компактное расположение узлов и отдельных машин, приятные для глаза формы, хорошую освещённость рабочих мест, встроенные в конструкцию машин санитарно-технические устройства, предохранительные и аварийные сигнализаторы и блокираторы.
В командировку Юрия отправили почти без подготовки. Поэтому первый курьез произошел сразу по прилету в аэропорт. Начальник торгпредства СССР в Японии опоздал на встречу самолета, и Юрию пришлось долго ждать его на жаре. В момент прилета на таможне нужно было оформить декларацию, о чем механика даже не предупредили, лишь сказали, чтобы ничего не подписывал. Японский таможенник не мог понять русского человека, почему тот все время возвращает ему назад незаполненную декларацию. В конке концов японец оформил ее сам. Еще нужно было оформить временный паспорт, а фото не было. Пришлось представителю вести Юрия в фотоателье. Тридцать русских рублей, что были в кармане, тратить было нельзя — они предъявлялись вновь при возвращении и выезде из страны. Полгода Юрий жил в городе Вакаяма, ежедневно проверял сборку машины на стенде с учетом техники безопасности и экологии, все ее узлы и детали, всю работу оборудования на полном ходу под водой. Машиностроительная фирма «Вакаяма» поставила в СССР лучшее оборудование того времени. Юрий Тимофеевич провел проверку и апробацию не только этих машин, но и многих других новейших конструкций для текстильной промышленности. Его отчеты высоко оценили в советском представительстве в Японии. Молодые инженеры Кодама, Исоно и Урамиси хорошо знали оборудование, быстро исправляли недочеты, вместе организовывали отдых для Юрия в выходные. Он побывал на Тихом океане, в театре Кабуки (где для русского инженера был исполнен гимн СССР — это стало главным событием в его жизни), в музеях и парках Японии, узнал японскую кухню, беседовал с гейшами и слушал их песни. На 9 Мая всех русских инженерно-технических работников собрали в посольстве, и ансамбль «Королевские тигры» пел для них песни. Юрия Тимофеевича попросили спеть песню о родине «Журавленок». Пел Ю. Калинкин от души и взволновал всю публику.
Однажды Урамиси предложил Юрию принять участие в соревнованиях по сумо. Юрий не знал правил, но был очень увертлив, так как владел вольной борьбой, гантелями, поднимал штангу, был кандидатом в мастера спорта по пулевой стрельбе из пистолета. Родниковец ловко поднял Урамиси и вынес его за круг, ни разу не упав в борьбе на землю. А также Юрий отменно играл в шахматы. Японцы не могли у него выиграть и очень обижались за это. Как-то в храме Будды Юрий сумел поднять камень и положить его на ступеньку выше, что очень трудно сделать. Такие люди в Японии считаются «угодными Будде». Весть быстро обошла японцев, и президент компании, в которой работал Ю. Калинкин, привел его в огромный храм, поставил свечи за его здоровье и подарил священный талисман. Этот подарок всегда висел у Юрия в машине и однажды спас жизнь ему и детям в опасной ситуации на дороге.
Шесть рублей рублями с портретом Ленина были подарены коллегам по сборке оборудования. После этого Юрия бы не пустили в Союз, но его выручил товарищ, добавив ему эту сумму до 30 рублей при возвращении. Полученные за работу йены Юрий обменял на чековые рубли и купил машину «Волга». Это была зарплата за полугодие, полученная в Японии.
Шесть месяцев работы в Японии не прошли даром. По возвращении в Союз мировоззрение инженера было уже иным. На многое он смотрел другими глазами. Так бывает практически с каждым человеком, побывавшим за рубежом. Люди видят иную жизнь, другие народы, другое мировоззрение и неизбежно сравнивают с нашим, односторонним, идеологически навязанным образом жизни, где безалаберность и безответственность напрямую соседствуют с отсутствием рачительного отношения в производстве к оборудованию, рациональному использованию рабочего времени, с отсутствием дисциплины, попустительством, воровством и разгильдяйством, с нецелесообразными и непродуманными решениями власти.
Более 3-х лет японцы присылали поздравления Юрию Тимофеевичу на Новый год. Поздравления приходили в управление комбината, и это раздражало руководство. Но когда японцы приехали устанавливать и запускать в работу свое оборудование, Л.С. Симонов принял их достойно.

Они были удивлены, что оборудование уже установлено в цехе нового красильного производства и быстро запустили его в работу. Специалисты из Японии побывали в гостях у четы Калинкиных в 1979 году и подарили жене Юрия Тимофеевича картину, которую хозяин ласково называет «мадам Баттерфляй».

Трудовая книжка Ю.Т. Калинкина пестрит записями практически одного предприятия:
— 8 августа 1965 г. был принят в ОГМ мастером механической мастерской ткацкого производства, затем в 1967 г. назначен начальником РМЦ ткацкого производства, а позднее, в 1969 г., назначен начальником РМЦ красильно-отделочного производства.
— 1978 — начальник РМЦ красильного отдела производства № 1.
— 1980 — начальник литейно-механического завода.
02.02.1993 комбинат «Большевик» переименован в АО «Родники-Текстиль». На пенсии в 1999 г. ветеран труда был переведен машинистом насосных установок очистных сооружений, немного поработал в ЖКО до 2000 г.
В трудовой книжке Ю.Т. Калинкина много поощрений, премирований и благодарностей за рацпредложения, за успешное выполнение соцобязательств, за выполнение минпромпроектов и перевыполнение планов. З5 лет трудовой жизни Юрий Тимофеевич Калинкин отдал родному предприятию. По приказу главного инженера Т.К. Яковлевой Калинкин Ю.Т. был назначен преподавателем в Родниковский текстильный техникум в 1967 году без отрыва от производства, где преподавал 27 лет по дисциплинам, связанным с ремонтом прядильного, ткацкого и красильного оборудования плюс машиностроительное черчение, сопромат и техническая механика. Всю жизнь Юрий Тимофеевич занимался самообразованием. Он был первоклассным специалистом в самых разных областях и специализациях.
Брат Юрия Александр был отменным часовщиком. Он подарил брату настенные швейцарские часы. Умер в 37 лет в 1982 году.
Отец умер в 1981 году. Юрий был в это время в Астрахани и не смог проститься с отцом. Мама ушла из жизни в 1983 году. Сестра Юрия жила в Херсоне. Дом и квартиру в то время иметь не полагалось, и дом пришлось продать. Юрий поделил наследство с сестрой.
Юрий Тимофеевич прожил счастливую жизнь с женой Галиной, которую очень любил и ухаживал за ней пять лет до свадьбы, добиваясь ее благосклонности. Всего четыре года Галина не дожила до золотой свадьбы. Муж считал Галину очень мудрой и надежной женой, с которой можно было решить абсолютно любой вопрос, ценил как обаятельную женщину, хозяйку, мать любимых сына и дочки. Все дети Юрия Тимофеевича получили хорошее образование, подарили милых внучек Екатерину и Лизу. Екатерина — будущий невропатолог, а Елизавета учится в энергоуниверситете.
Род Калинкиных — удивительное явление, когда все его ветви стремились к знаниям, чтобы самостоятельно встать на ноги, осознавать себя самодостаточными людьми и не зависеть от обстоятельств жизни. Каждое поколение родителей желало детям более счастливой жизни. А самое главное – все они бережно хранили и хранят память о предках, уходящую все дальше и ставшую уже частичкой истории города Родники и большого государства под названием Россия.
Л. Котова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here