Славные страницы родословной Красильниковых: Алексей

0
19

Продолжение. Начало в предыдущих номерах.

Брат Николая Красильникова — Алексей, прожил тоже очень яркую жизнь. Он родился 7 марта1921 г., а в 17 лет в апреле 1938 года был избран секретарем Самулихинского сельсовета. В 1939 г. его переводят делопроизводителем в РЛХ.
29 октября 1939 г. Алексея призвали в армию минометчиком в артиллерийские войска. Служить ему довелось в Армении. Там же он прошел курсы и уже в сентябре 1941 г. командовал минометным взводом. Участвуя в боях за Тукань в районе Сухиничей, его взвод уничтожил группу фашистов, мешавших продвижению пехоты.
Во время Курской битвы Алексей командовал взводом тяжелых минометов. Здесь они оказались в окружении. Прорваться к своим не было никакой возможности. Алексей вспоминал позднее: «… Нас собралось около пятисот человек. Командовал нами майор Воробьев. Днем прятались в рощицах, полях. Майор посылал разведчиков, пытаясь найти слабое место, но разведчики не возвращались, вероятно, погибали. Красная Армия пошла в наступление, был слышен грохот орудий. Майор решил захватить большое село и в нем подождать наших. Село мы захватили быстро. Часть немцев и полицаев уничтожили, остальные разбежались.
На другой день нас атаковала небольшая немецкая часть, которую мы почти всю перебили, забрав их оружие себе. На следующий день опять атака, которую мы успешно отбили. Но к вечеру появились танки, а у нас только стрелковое оружие. Майор приказал отступать, небольшими группами пробиваться к своим. На краю села я обнаружил баню с большой трубой. Забрался на крышу и залез в трубу, чувствую, что кто-то подо мной есть. Вскоре в баню зашли немцы, слышен был их разговор, проверив, ушли. Изредка доносились короткие очереди, вероятно, расстреливали пойманных. Всю ночь и весь день немцы продолжали поиск. На другую ночь мы решили вылезать. Но руки и ноги занемели, с большим трудом кое-как выбрались. Этой же ночью решили идти к своим. На поле нашли сахарную свеклу, которая служила нам едой. День просидели в маленькой лощинке. Недалеко была дорога, по которой двигались машины и танки. Ночью опять пошли к своим, видны были ракеты, которые пускали немцы и наши. Когда достигли линии фронта, мы пригнулись, побежали. Сзади в нас стреляли немцы, впереди наши. Добежав до наших, я упал в окоп, слезы радости у меня текли по щекам. Подошел лейтенант, спросил, кто я такой, и приказал идти за ним. Шли долго. Когда пришли, он открыл дверь сарая и толкнул меня туда. В сарае находилось несколько десятков человек. Подстилкой служила грязная солома. Утром меня повели на допрос. Следователь записал мои данные, спросил: «С какой целью тебя заслали немцы? Честное признание облегчит твою жизнь.» Я рассказал, что произошло на самом деле. Он спросил: «Как фамилия майора?» А у меня, как назло, что-то случилось с памятью, да и майор только один раз назвал свою фамилию. Не помню и все. Начались допросы, чаще по ночам по несколько часов. Ни есть, ни пить не давали. Вызовут, следователь поставит на стол графин с водой, гляжу на воду, кружится голова, так хотелось пить. По ночам без конца кого-то вызывали, слышались короткие очереди. У меня наступило безразличие ко всему, хотелось одного, чтобы расстреляли. Об этом я и просил следователя. Придя с очередного допроса, у меня — как гром с ясного неба: вспомнил фамилию майора — Воробьев. Откуда у меня только силы взялись — начал стучать в дверь. Следователь выслушал меня, записал, и опять меня толкнули в сарай. Утром конвой приводит меня к следователю: на столе миска с макаронами, хлеб и стакан чая. Следователь называет мою фамилию, имя, отчество и, улыбаясь, говорит: «Поешь, только немного, часа через два Вам еще дадут». Повел меня в соседнее здание, где был госпиталь. Несколько дней я провел в госпитале, затем выписали документы, и я отправился в свою часть.
Того бойца, с кем я находился в трубе, с кем бежали через линию фронта, я больше не видел. Может, ранили или убили, а может, находился в таком же сарае и уже расстреляли свои. Командир части, увидев меня, даже ахнул, уж очень я был худ. Провел еще несколько дней в госпитале. Командир вызвал к себе и протянул отпускной лист на десять дней на Родину. Брату Борису было тогда семь лет, и он очень хорошо запомнил эти дни. Его разбудил голос мамы, обеспокоенной, что кто-то ходит возле дома. В годы войны неизвестные люди появлялись ночью в деревнях и грабили селян. Стучались. Просили открыть дверь, а если не открывали, чужаки ее просто выбивали. Прасковья подошла к окну и сквозь морозный узор увидела мужчину в шинели у поленницы дров. Тот постоял и направился в сторону сарая с сеном. Женщина вышла на улицу, а за ней и Борис. Они зашли в теплушку для овец, кур, теленка, свиньи, коровы и через лаз для уборки навоза увидели при луне, как мужчина нашел под доской ключ, открыл сарай, зашел в него, вышел, запер снова замок, повесил ключ на место и направился к дому. Борис и Михаил вооружились, кто чем. Раздался скрип снега и стук в дверь.
— Кто там — спросила мама.
— Это я. — Мать, не помня себя, бросилась на крыльцо.
В дом входили уже обнимаясь. Все жители приходили посмотреть и поговорить с Алексеем. Вопрос был у всех один: «Не видел ли моего?»
Перед отъездом Алексей пошел отмечаться в военкомат и тут узнал новость, что только из военкомата ушел домой на побывку брат Николай. Как они разминулись — непонятно. Алексей упал на колени и просил военкома продлить отпуск хоть на день для встречи с братом. Военком понимал, что такая встреча может быть последней и продлил отпуск на два дня по причине болезни.
Николай сидел дома и очень расстроился, что не встретился с братом. Вдруг все услышали выстрелы. Мать сказала, что это лесник Шеламанов Михаил Михеевич, но Николай сразу отличил пистолетные выстрелы. Он выскочил и бежал через поле навстречу брату. Встречу братьев трудно описать словами. Алексей всю жизнь благодарил военкома за эти бесценные минуты радости и счастья.
При возвращении в часть Алексея назначили офицером связи 16-ой гвардии стрелкового корпуса. Вот что нашлось в интернете об отважном бойце: «Командир минометного взвода 27-ой гвардии стрелкового полка гвардии старший лейтенант Красильников А.В. служил офицером связи от 11-ой гвардии стрелковой дивизии при 16-ой гвардии стрелкового корпуса, проявил себя смелым, решительным и инициативным офицером. В период боев на подступах к городу Кенигсбергу, а также в период штурма города, товарищ Красильников, несмотря на сложную обстановку, с риском для жизни, выполнял задания командования по своевременной доставке боевых приказов и распоряжений командира корпуса к командиру дивизии.
В боях 6 марта 1945 г. на шоссе Кенигсберг-Бранденбург наблюдательный пункт командира дивизии находился в непосредственной близости от противника и подход к нему в светлое время был почти невозможен. Товарищ Красильников, несмотря на методичный обстрел наблюдательного пункта дивизии арт-минометным огнем, пакет с боевым приказом доставил на наблюдательный пункт командира дивизии раньше срока, указанного штабом корпуса. 9 апреля 1945 года наблюдательный пункт командира 11-ой гвардии стрелковой дивизии находился на северном берегу реки Прегель. Противник методично проводил интенсивные арт-минометные налеты по паромной переправе через реку. Товарищ Красильников, по разрешению коменданта переправы, не ожидая конца артналета и очередного рейсрасчета, переправился через реку на малой надувной лодке, тем самым ускорил доставку боевого приказа командиру дивизии. За проявленную смелость при выполнении задания командования, в боях при штурме и овладением города и крепости Кенигсберг, товарищ Красильников достоин награждения орденом «Отечественной войны II степени».
Точное количество наград героя неизвестно, но вот эти награды сохранились в семье Алексея Красильникова: два ордена Отечественной войны II степени, медаль «За оборону Москвы», медаль «За взятие Кенигсберга», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 г.г.».
Со своей супругой Александрой Иосифовной Алексей познакомился в Москве в метро, когда ехал из отпуска в свою часть. Это была любовь с первого взгляда и на всю жизнь. Фронтовые письма, память о встрече супруги вспоминали всю жизнь. Алексея после демобилизации назначили директором совхоза на территории Калининградской области в городе Гусев. Сюда он привез молодую жену. Она, как когда-то и юная Прасковья, поменяла столицу на деревенскую жизнь. У женщин было много общего: верная любовь, много скотины, работа на земле и большое количество детей (У Прасковьи — восемь, у Шурочки — шесть). Потом был переезд в город Фурманов. Алексей постоянно учился и повышал свою квалификацию по организации совхозного производства. Он закончил Новочеркасскую школу по переподготовке директоров совхозов в 1957-59 г.г. и был самым пунктуальным руководителем, человеком слова и дела.
Однажды братья собрались вместе и спросили, нельзя ли в совхозе купить мяса. Алексей ответил, что можно, так как некоторые бычки идут в отбраковку. Братья Николай, Федор, Виктор и муж сестры Анны — Александр собрались и поехали окольными путями в совхоз. В пути заблудились, долго искали нужную дорогу и приехали в совхоз «Заря» поздно ночью. У конторы их встретил сторож. Николай пошутил, что они приехали снимать директора с работы. Сторож ответил, что давно пора — слишком строг и не дает пить на работе, а когда узнал, что это его братья, сказал, что таких справедливых директоров никогда не видел, что Алексей Васильевич — лучший из всех былых руководителей. Его, как опытного хозяйственника, не раз перекидывали на самые отсталые совхозы.
Закончил Алексей свою трудовую деятельность в Кирикино близ Вичуги. Своих детей он воспитывал в строгости и большой отцовской любви. Его сын Юрий, выбравший военную специальность, как и Николай среди братьев, был ведущим и тамадой в семье. Сын Юрия назван в честь славного деда Алексея. Сам Юрий ушел рано из жизни (1958г.), получив облучение в радиотехнических войсках. Сын Алексея — Геннадий, закончил химтех, ушел из жизни в 56 лет в 2005 г. Его дети живут в Подмосковье. Дочь Алексея -Татьяна закончила энергоинститут, у нее дочь и трое внуков. Дочь Алексея — Любовь живет в предгорьях Кавказа, у нее трое детей и четверо внуков. Дочери Алексея — Надежды уже нет в живых, но живы двое сыновей и растут трое внуков. Младший сын Алексея — Михаил, радиомеханик, растит двоих детей. Дети получили высшее образование, а дочка Наташа защитила кандидатскую диссертацию в МГИМО.
У сильных людей дети вырастают тоже сильными, способными, талантливыми, умеющими брать на себя ответственность, как это делал Алексей Васильевич Красильников. Кстати, он тоже не числится в фронтовиках Родниковского района. Пора исправить эту несправедливую и обидную ошибку! Такие ветераны ВОВ не могут оставаться в безвестности!
Продолжение следует…
Л. Котова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here