Директора текстильного предприятия провинциального города Родники

0
6

 Часть 13.   Ю.Ф. Рыбин.

Юрий Федорович Рыбин (09.11.1937-08.12.2015) родился в г. Вичуга.

Он вырос в семье военного и с 1945 по 1952 годы проживал с отцом на Дальнем Востоке, в Монгольской народной республике, в Приморье. После возвращения на родину (в Вичугу) Юрий закончил 10 классов, служил в армии с 1956 по 1959 г.г. Затем была работа на фабрике им. Ногина и заочное обучение в Ивановском текстильном институте, который закончил в 1966 г. На фабрике работал до 1979 года. Именно тогда ему пришлось тесно сотрудничать с руководством нашего предприятия, так как на Ногинке не было своих специалистов по стандартизации. Вичугская фабрика переходила на широкие ткацкие станки с 80 см на 120 см. В этом вопросе Юрию Федоровичу помогала молодой специалист комбината «Большевик» А.И. Виолентова.
Затем он переехал в г. Фурманов, где работал главным инженером на прядильно-ткацкой фабрике им. 50-летия СССР до 1988 г.
В 1988 г. Юрий Федорович был назначен директором комбината «Большевик» и прибыл в город Родники (время работы на предприятии с 20.06.88 по 21.01.99 г.г.). Юрий Федорович возглавил предприятие и руководил им более десяти лет. Как опытный хозяйственник, профессионал своего дела, он знал все тонкости текстильного производства. Талантливый организатор, лидер и успешный руководитель считал приоритетами в своей работе модернизацию оборудования, внедрение современных технологий, испытание и выпуск нового ассортимента конкурентоспособной продукции.
В тяжелейшие годы перестроечного периода Юрий Федорович пытался всеми силами сохранить предприятию его лидерские позиции в текстильной отрасли страны, которых «Большевик» достиг за последние десятилетия СССР. В тот непростой период рентабельность товаров, реализуемых по договорным ценам, стала в три раза выше средней цены и превышала 60-80% к ее себестоимости.
В стране сократилось производство товаров массового спроса. Рабочие доставали бытовую технику кто где сможет. По лотерее на комбинате люди покупали велосипеды, пылесосы, швейные машинки и другие товары. Но это не решало проблему дефицита товаров. Началось сокращение объемов производства.
Наше предприятие еще работало на полную мощность. За девять месяцев 1989 г. комбинат «Большевик» дал товарной продукции на 349195 тыс. руб., прибыль составила 36334 тыс. руб., а сверхплановая прибыль — 2139 тыс. руб.
В условиях товарного дефицита процесс вымывания из торговли ассортимента недорогих изделий принял массовый характер — исчезли товары для детей, молодежи и лиц старшего возраста, а затем мыло, домашняя обувь, школьная форма, карандаши, зубные щетки, керосин, геркулес, макароны, мука, сигареты — все то, на чем невозможно сразу получить крупную прибыль.
Денежная реформа 1991 г. обесценила вклады родниковцев. Рост цен и зарплаты взорвал рынок — разрыв между денежной массой и дефицитом товаров стал непоправим.
В 90-е годы, в нестабильный для всей страны период, директор сделал все от него зависящее, чтобы сохранить целостность всех отделов и структуры комбината, сохранить его огромный коллектив, обеспечить нормальное функционирование социальной инфраструктуры, принадлежащей комбинату «Большевик».
Отстранение партии от власти с января 1991 г. привело к выходу из партии многих рядовых членов КПСС во всех производствах комбината. Вся ответственность за работу предприятия практически легла на плечи одного человека. Профсоюз терял свою сферу влияния и не мог помочь экономике предприятия.
Но даже в периоды простоя людей не увольняли, зарплату не урезали, старались поддерживать своевременную ее выдачу даже с введением талонной системы на самые необходимые продукты питания. Талоны на сахар, масло растительное, хлеб, макаронные и винно-водочные изделия напомнили военные годы. У меня сохранились такие талоны от августа 1991 года. Сколько рабочих слез было пролито в кабинете директора в те трудные для предприятия дни! А сколько благодарных работников могли бы сказать в адрес этого умного, дипломатичного, корректного, тактичного и сдержанного человека теплых слов за его помощь в решении самых разнообразных вопросов! Ведь это был последний директор социалистического предприятия!
С разрушением СССР и Госплана государственные договора на хлопок больше не работали. В августе 1991 года Декларацию о государственной независимости принял Кыргызстан, 1 сентября — Узбекистан, 9 сентября — Таджикистан, 27 октября — Туркменистан и 16 декабря — Казахстан.
Возникли фирмы, предлагающие купить ткань по завышенным ценам. Договора были неравными, завышение цен шло почти в 3 раза, но надо было работать даже на этих кабальных условиях. Начались простои. Ткань то брали, то нет. Хлопок то есть, то его нет. Та же история с красителями. Фирмы-однодневки сулили хлопок за ткань, но среди них много было и аферистов. Директору приходилось быть очень осторожным. Ловкие спекулянты наживались на скупке-продаже ткани (скупали ее у государственных предприятий, а затем перепродавали по завышенной цене). В страну хлынул поток импортных товаров, конкуренции с которыми советская текстильная промышленность выдержать не могла.
Несмотря на отсутствие многих ресурсов, Ю.Ф. Рыбин поощрял шефство предприятия над детскими садами. Благодаря его поддержке проводились ремонты в дошкольных учреждениях, поддерживалась их материально-техническая база.
Когда положение к 1995 г. стало особо нестабильным и непредсказуемым, планировалось закрыть все детские учреждения, кроме детсада на Технической улице и нового детского сада с бассейном в мкр. Южный. Бассейн строили и красочно оформляли работники строительного отдела комбината и работники ЖКО под руководством Е.В. Махова. Этот сад был бы гордостью комбината. Не одно поколение детишек училось здесь плавать. Сегодня бассейна уже нет.
Спасти дошкольные учреждения города и села помогла инициатива

супруги Юрия Федоровича — Валентины Аркадьевны Рыбиной,

работавшей в то время заместителем главы администрации Родниковского района. Это при ее активной поддержке район получил денежный грант на программу «Step by step», средства на новое оборудование, игрушки, детскую литературу, технические средства обучения и зарплату для сотрудников. Родители платили только за трехразовое питание детей. Детские сады не были проданы! Печальная участь постигла лишь все ясли города. Несмотря на нестабильность работы предприятия, старые тепло- и изношенные водопроводные сети, проблемы с отоплением в холодные периоды года, директор Рыбин Ю.Ф. достраивает дом № 15 в мкр. Южный и дом-долгострой № 14 в мкр. Шагова, забивает сваи под новый дом на площадке у пруда перед улицей Петровской, проводит реконструкцию помещений здания детского сада № 11 «Голубок» и пристройку к нему пищеблока с его полным оснащением.
Кроме этого была проведена реконструкция прядильной фабрики, установлено 48 кордочесальных машин марки «Текстима» производства Германии, что улучшило работу приготовительного отдела и качество выпускаемой пряжи.
В ткацкой и красильно-отделочной фабриках коллективы освоили выпуск саржи. Продолжалось оказание шефской помощи колхозам и совхозам, подшефным школам и дошкольным учреждениям.
На Ворсине был построен в виде большого ангара спортивно-концертный зал для детей и добротные домики для семейного отдыха «Елена» с русской баней.
А в стране уже происходили страшные события. Без их расшифровки трудно было бы понять, что творилось в экономике государства в эти дни и как приходилось работать директору угасающего текстильного гиганта в этот период времени. Поэтому обратимся немного к истории.
Взятое направление А.Чубайса при президенте Б. Ельцине на уничтожение социалистической промышленности сразу же сказалось на текстильной отрасли.
Текстильные предприятия Ивановской области, построенные во времена Госплана, не пережили новых экономических реалий. Первым прекратило свое существование еще в 1990-е годы ЗАО «Вознесенский текстиль», функционировавшее на базе фабрики им. 8 Марта: в его корпусах открылся торговый центр «Серебряный город», затем исчез Камвольный комбинат.
Вместо текстильного производства в двух его корпусах открылся торговый центр.
Потом ОАО «БИМ». Одни текстильные фабрики исчезали буднично и незаметно, другие — с шумом и акциями протеста. В ряде случаев банкротство предприятий сопровождалось массовыми демонстрациями протеста рабочих.
Так в 2003 году было с «Малой Дмитриевской мануфактурой» («МДМ»), откуда уволили 300 сотрудников, и с «Большой Дмитриевской мануфактурой» («БДМ»), 1200 работников которой оказались на улице. Не пережили последнего экономического кризиса ООО ТПК «Меланж», ОАО «Трикотажница», ОАО «НИМ». Последним закрытым текстильным предприятием стало ООО «Лежневец». Оно закрылось в феврале 2011 г. так тихо, что этого даже никто не заметил.
К концу 90-х и в начале нового века прекратили свое существование следующие предприятия текстильной и легкой промышленности Ивановской области (по данным областного профобъединения):
ЗАО «Вознесенский текстиль» (АООТ «8 Марта»)
ОАО «Выходная база»
ОАЗТ «Юрьевецкая льночесальная прядильная фабрика»
ОАО «Коммунар»
ОАО «Писцовская ткацкая фабрика»
ОАО «МДМ»
АООТ «Ивановская трикотажная фабрика»
ООО «Фабрика им. Кирова»
ООО «ДУЭТ» (фабрика «Красный Дуляпинец»)
ОАО «БДМ»
ООО «Волжский текстиль» (АООТ «Красный Профинтерн»)
ООО «Галтекс»
АООТ «Ивановский камвольный комбинат»
ОАО «Фатекс»
ЗАО «Трудовая коммуна»
АООТ «Кинешемская №2»
ЗАО «Зарядье»
ОГУП «Ивановская фабрика головных уборов»
ООО «КИП»
ООО «Пучежский текстиль»
ОАО «БИМ»
ООО ТПК «Меланж»
ОАО «Трикотажница»
ОАО «НИМ»
ООО «Лежневец» (из исследований В. Волотко).

Л. Котова
Продолжение следует…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here