АФГАНИСТАН – НАЧАЛО

0
34

40 лет назад, 12 декабря 1979 года, на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято решение о вводе войск в Афганистан. 25 декабря войска 40-й армии перешли государственную границу Афганистана.

Можно по-разному оценивать сейчас цену, которую заплатил СССР за участие в этой войне, однако неизменной остается память: память тысяч воинов-«афганцев», которым довелось принять участие в этом военном конфликте.
И сегодня для наших читателей мы публикуем воспоминания очевидца тех событий, нашего земляка С.С. Шарова:
«В любой войне самым интригующим моментом является ее начало.
После апрельской революции 1978 года власть в стране перешла к народно-демократической партии (НДПА) во главе с ее лидером Тараки. Проводимые правительством реформы буксовали и проваливались. НДПА не была однородной и монолитной партией, основу ее составляли две противоборствующие фракции (Хальк и Паргам). Между членами этих фракций велась непримиримая война за власть.
К 1979 году борьба обострилась до предела. Положение Тараки серьезно осложнилось после восстания в феврале Гератской, а в апреле 1979 года Джалал-Абадской дивизий. Восстания были жестко подавлены, но они вынудили Тараки обратиться к правительству СССР за военной помощью. Однако, время показало, что для Тараки в этот период куда опаснее был его сподвижник по партии Амин. Противоречия между ними очень сильно обострились в сентябре 1979 года. Амин в это время курировал Министерство обороны и имел страшное влияние на высший командный и офицерский состав армии.
Окружив дворец войсками, он убрал главу государства, Тараки держали под арестом более 20 суток в темной камере дворца, в которой он и был задушен.
С июня по декабрь 1979 года от Тараки, а затем и от Амина было восемь обращений к правительству СССР с просьбой ввести в ДРА советские войска. Проводимая Амином политика не встречала понимания, сопротивление оппозиции нарастало, вооруженная борьба становилась все более организованной. К декабрю 1979 года страна находилась в сложном военно-политическом положении. Встал вопрос о непосредственном военном вмешательстве. В целом, нелепость и абсурдность затеи военного вмешательства была для многих очевидна. Однако, политбюро думало иначе.
Вопрос о вводе войск решался не просто. Решения на ввод войск еще не было, но постепенно стягивание частей ВДВ на территорию ДРА уже проходило. Летом 1979 года по согласованию сторон, под видом реконструкции и охраны авиабазы Баграм, из Ферганы был переброшен парашютно-десантный батальон 345 ОПДП (отдельного парашютно-десантного полка). Для усиления охраны Амина (по его просьбе) был создан специальный мусульманский батальон численностью до 500 человек, который с начала декабря уже находился в Кабуле.
Батальон был укомплектован личным составом среднеазиатских национальностей и носил форму афганской армии.
В середине декабря на авиабазу Баграм был переброшен почти весь 345 ОПДП. В начале сентября в Кабул под легендой «гражданских специалистов» вылетела группа офицеров ВДВ СССР с задачей провести рекогносцировку Кабульского гарнизона и ознакомиться с маршрутами выдвижения и объектами захвата.
В верхних эшелонах власти Советского Союза были колебания в принятии решения на ввод войск и вмешательство в афганские дела. Несмотря на возражения Генерального Штаба, окончательное решение о вводе войск было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС в Москве 12 декабря 1979 года. Сам план операции по устранению Амина начал серьезно вынашиваться еще в начале декабря.
В ночь с 10 на 11 декабря 1979 года по тревоге была поднята Витебская 103 Гвардейская воздушно-десантная дивизия и с полным боекомплектом и боезапасами выведена в исходные районы, а затем к аэродромам взлета частей ВТА. К этому времени штабы ВДВ и ВТА уже спланировали переброску дивизии из Белоруссии и десантирование ее в Афганистан на аэродромы Кабула и Баграма.
Обстановка в Кабуле была напряженной и неясной. Очередной и последний вариант операции был принят. Все действия наших войск планировались в глубокой тайне. 103 Гвардейская ВДД вводилась в Афганистан под легендой мотострелковой дивизии.
24 декабря дивизия находилась на аэродромах Поволжья, Урала и Казахстана в готовности к десантированию в ДРА.

Утром 25 декабря на Кабульский аэродром десантировался парашютно-десантный батальон 345 ОПДП. Высадка 103 Гвардейской ВДД началась в 18 часов 37 минут, на Баграм в 18 часов 5 минут. В ходе десантирования разбился ИЛ-76. Погибло 37 десантников и 7 членов экипажа.
К утру 26 декабря главные силы 103 Гвардейской ВДД были переброшены в Кабул и частично (один полк) в Баграм. В первой половине дня уточнялись боевой и численный состав прибывших частей, запасы материальных средств. Вторая половина дня была занята организацией боевых действий, боевого взаимодействия и управления. Командиры частей и подразделений были познакомлены с проводниками из числа офицеров-советников. Изучались маршруты выхода и подходы к объектам захвата. В целях скрытности все рекогносцировки проводились, не выходя из машин. Каждый полк, батальон, рота и взвод имели конкретные боевые задачи.
27 декабря командиры частей были ознакомлены с сигналами боевого управления и взаимодействия. До личного состава доводились боевые задачи, готовились к боевым действиям техника и вооружение.
Общая готовность частей к выходу на маршруты выдвижения к объектам захвата была назначена на 17 часов.
Что касается захвата дворца Амина и его физической ликвидации, то разработкой и проведением этой операции занимался КГБ. К 18 часам 30 минутам части и подразделения, предназначенные для захвата объектов, начали выход на исходные рубежи. К 19 часам, к началу захвата, все было готово.
Операция началась в 19 часов 30 минут по сигналу «ШТОРМ 333», переданному по радио, и взрывом большой силы на центральном телеграфе.
Основными очагами боевых действий стали — резиденция дворца Амина, комплекс зданий Министерства обороны и Генерального штаба, здания радио и телевидения Кабула, армейский корпус, тюрьма в Пули-Чархи, а в Баграме — разоружение зенитчиков и авиационного гарнизона. Кроме того, предстояла сложная боевая задача по блокированию афганского десантного полка в крепости Бала-Хиссар и частей двух пехотных дивизий на окраинах Кабула.
Захват дворца Амина проводили группы «ГРОМ» и «ЗЕНИТ» КГБ — около 50 офицеров, переодетых в афганскую форму, мусульманский батальон и 9-я парашютно-десантная рота капитана Востротина В.А. со взводом ПТУР 345 ОПДП.
Атака дворца Амина началась за 15 минут до общего сигнала. Штурм и бой за дворец продолжался около 40-45 минут. Тело Амина было на втором этаже. Результаты по радиосети КГБ были озвучены краткой фразой: «АМИН КАПУТ». При штурме дворца погибло 15 человек советских военнослужащих.
К 24 часам операция в основном была завершена. На всех захваченных объектах была выставлена охрана. Утром 28 декабря восстали гвардейцы Амина. Они пытались отбить комплекс зданий Генерального Штаба. Через два часа мятеж был подавлен и остатки мятежников разоружены. В этой операции погибло 16 человек и 57 человек получили ранения.
В Кабул прибыл Бабрак Кармаль, находившийся в оппозиции Амину, и в сопровождении роты десантников отправился в загородный дворец. В этот же день он выступил по Кабульскому радио с обращением к народу.
Еще ранее, 25 декабря 1979 года, согласно плана ввода, границу пересекли другие соединения и части Советских войск.
28 декабря директивой Генерального Штаба на оперативную группу ВДВ было возложено руководство всеми войсками, прибывающими в кабульскую зону, до начала функционирования в ней штаба 40-й Армии.
Под управление оперативной группы вошли 108 Гвардейская МСД, 56 ДШБр и боевая авиация, дислоцированная на аэродромах Кабул, Баграм, Шинданд и Кандагар.
108 Гвардейская МСД совершила шестисоткилометровый марш по высокогорному маршруту в зимних условиях. Наиболее тяжелым участком маршрута дивизии был перевал Саланг, находящийся на высоте четырех тысяч метров над уровнем моря. Первым в Кабул, 29 декабря, вошел разведбатальон — передовой отряд дивизии. Поставленная директивой Генерального Штаба задача по встрече и размещению 108 Гвардейской МСД и 56 ДШБр была выполнена.
Все прибывшие на территорию Афганистана соединения и части начали обустраиваться в своих районах. Зима торопила. Кабул в эти дни был в снегу, температура ночью опускалась до минус 15-20 градусов.
С завершением операции по ликвидации режима Амина , утверждения более демократичной власти и некоторой стабилизации в стране, стали ждать приказ на возвращение в Союз. Предполагая скорый вывод войск, штаб 103 Гвардейской ВДД начал планировать и рассчитывать марш из Кабула в Термез своим ходом. Генеральный штаб молчал.
В начале января в Кабул прибыл первый заместитель Министра обороны СССР маршал  и рассеял все надежды. Он поведал, что войска остаются на неопределенный срок — таково решение Политбюро.
На мой взгляд, это была вторая роковая ошибка политического руководства СССР, если первой считать решение на ввод войск в ДРА. Стало очевидным, что при таком варианте наши войска неизбежно втянутся в боевые действия с мятежниками, т.е. в войну партизанскую, длительную и изнурительную.
К афганской войне можно относиться по-разному. Однако, какой бы она ни была — это наша биография и если отбросить ее политическую сторону, то оставшаяся ее часть остается героической, подчеркивающей мужество солдат и офицеров, их постоянную волю к победе, умение воевать.
Эту войну прошли более сотни родниковцев. Наш земляк — десантник, гвардии капитан Вадим Котыгин был участником этой операции в ее начальный период.
Погибли в этой войне:
— сержант Безин Е.В.
— рядовой Сурин В.Е.
Светлая память всем погибшим и ушедшим из жизни воинам-афганцам! Слава живым!
Честь имею!
Ветеран боевых действий, руководитель Родниковского отделения межрегиональной
общественной организации, полковник в отставке С.С. Шаров.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here